Зачем мне этот ваш аудит, если я не аудитор?!

Игорь Ананьев рассказывает о прелестях аудита для непосвящённых

Многих финансистов, которые в нерешительности топчутся при выборе АССА как финансовой квалификации, отпугивает то, что здесь целый предмет отводится аудиту. Так что вопрос «зачем мне изучать аудит?» – я как преподаватель по аудиту слышу от каждой новой группы.

Поэтому я решил сделать ход конём и ответить на него заранее. Но не затем, чтобы как-то разрекламировать АССА (она и без моей рекламы чувствует себя отлично), а чтобы попытаться показать, чтó именно вы от знакомства с аудитом выиграете.

Я много раз приступал к этой статье, размышляя о том, что вам рассказать. Думал писать о выборке, о событиях после отчётной даты и этой волнующей многих «существенности». Но людям, которые не планируют работать во внешнем аудите, нужно не это. Вам, бухгалтерам, финансистам, экономистам (читай – не-аудиторам), куда полезнее будет увидеть, что со многими аспектами аудита вы все сталкиваетесь как на работе, так и в повседневной жизни.

Проверяете чеки из супермаркетов? Поздравляю, вы успешно практикуете аудиторскую процедуру «контрольный пересчёт и сопоставление». А может, вы делаете ремонт и сверяете фактическое наличие смеси, которую на ваши деньги купил прораб, с потраченными деньгами? Так это ни что иное, как инвентаризация! Практически везде, где мы применяем контроль и проверки в своей обычной жизни, работают принципы аудита.

Но аудит – это не только проверки. Это… Нет, давайте сделаем так: я бегло опишу основные особенности аудита и покажу, почему их будет полезно знать даже не-аудитору.

 

Особенность раз: агентские отношения как родители современного аудита

Аудит нужен потому, что современное корпоративное управление строится на основе агентских отношений.

Звучит страшно, но, по сути, всё просто: владельцы компании, акционеры, не управляют компанией сами. Они компанию учреждают, а дальше передают права на ежедневное управление своим детищем профессиональным наёмным (нет, не угадали!) менеджерам. Вот так:

асса аудит АА

 

Предполагается, что менеджеры управляют компанией «не кóрысти ради, а токмо волею пославших их акционеров». Перед менеджерами поставлена одна задача: сделать так, чтобы чужая для них компания росла и обогащала своих хозяев, акционеров. Это и есть агентские отношения, в которых, как известно, принципалы (владельцы) нанимают для достижения своих целей агентов (менеджеров). А менеджеры раз в год отчитываются перед нанимателями-акционерами, представляя на их суд достоверную (а как же иначе!) финансовую отчётность.

Если бы наш мир был миром ангелов и прочих херувимов, эта идиллия вызывала бы только слёзы умиления: не щадя живота своего, менеджеры горбатятся на благо компании во имя процветания её акционеров. Которые, в свою очередь, щедро воздают менеджерам сообразно их труду. Звучат арфы.

Увы. На самом деле страсти в агентском «треугольнике» кипят нешуточные. Куда серьёзнее, чем в треугольнике любовном. Ещё бы, ведь в основе треугольника агентского – деньги.

Когда на кону деньги – менеджеры могут (понизив голос) действовать не так, как подсказывает им долг. Менеджеры могут (совсем шёпотом) ставить свои собственные интересы превыше интересов нанимателей-акционеров. Да и просто откровенно мошенничать, если называть вещи своими именами. А если вспомнить, что акционеры, как правило, в ежедневную рутину бизнеса не погружены, то шансы такого менеджерского эгоизма вовсе не эфемерны. Тем более, что и подготовка отчёта о своих действиях – той самой финансовой отчётности – находится полностью в руках менеджеров. И, положа руку на сердце, отчётность неплохо поддаётся массажу.

И вот тут на сцену в чёрном плаще выходит аудитор. Его благородное лицо полуприкрыто маской (пандемия, однако). Основная задача этого рыцаря правды – помочь акционерам убедиться, что менеджмент компании не водит их за нос, не присваивает чужое (то есть деньги и имущество компании), искажая отчётность так, чтобы потом концов было не найти.

Ну, хорошо, на самом деле, и до появления нашего супергероя акционеры не сидели сложа руки. Понимая, что агентские отношения – почва питательная для всякого рода непотребства, они создали несколько эшелонов обороны от произвола менеджеров, чтобы не столько выявлять искажения отчётности, сколько не допускать.

Эти рубежи обороны и есть система корпоративного управления, фиксирующая права и обязанности всех участников процесса, так называемых ЛОКУ (лиц, ответственных за корпоративное управление). Да, и не путайте корпоративное управление с организационной структурой компании – то есть её делением на отделы и функции. То, о чём говорю я – это корпоративный Олимп: советы директоров с исполнительными и неисполнительными директорами, различные комитеты – тут много всего. Она сложная, эта система корпоративного управления, часто громоздкая и с дублирующими друг друга уровнями. Как раз над всем этим кажущимся хаосом «гордо реет аудитор, чёрной молнии подобный».

Аудитор должен разбираться в этих запутанных ветвях власти как сапёр в проводах мины, ведь отвечает аудитор перед акционерами, а формально нанимают его аудируемые менеджеры. Взрывоопасные отношения.

 

Выгода раз: круто, но что мне с этого?

Я не случайно начал с этого пункта. Понимать извечный внутренний конфликт в корпоративном управлении вряд ли нужно тому, кто планирует всегда оставаться на исполнительских позициях.

Но это же не про вас! Вы-то почему идёте учиться? Потому, что вы хотите расти! И чем старше вы становитесь в организации, то есть, чем ближе вы к корпоративному Олимпу, тем больше вам придётся вникать в тонкости этой системы сдержек и противовесов под названием современное корпоративное управление. А у меня хорошая новость: как раз это мы и проходим на курсе по аудиту (среди прочего, конечно).

Так что вне зависимости от того, какой области финансов принадлежит ваше сердце, вы куда увереннее будете себя чувствовать понимая, как в вашей компании строится корпоративное взаимодействие. Вам больше никогда не быть пешкой в чужих властных играх, и, обезопасив себя от возможных «подводных течений», вы можете продолжать растить собственный профессионализм и независимость. А уж как знание корпоративного управления помогает освоиться на новом месте работы, чтобы по незнанию не наломать дров – это вообще отдельный разговор.

 

Особенность два: планирование, или отделяем зёрна от плевел

Аудитор не действует спонтанно. Благородное дело защиты интересов акционеров не терпит импровизаций. Всё планируется. Нет, мы все так либо иначе планируем: что купить в магазине, где провести отдых, во сколько выехать с работы, чтобы не стоять в пробках. Но у аудитора всё несколько сложнее.

В среднем у аудитора (руководителя, я имею в виду) 30 клиентов в год. Значит, надо спланировать работу так, чтобы каждая из 30 компаний получила наше заключение не позднее дня икс, указанного в договоре. В России день икс обычно приходится на период с марта по июнь. Тридцать (!) заключений должны родиться за 3 месяца (по одному каждые 2-3 дня), а ведь каждое из них – это только верхушка айсберга аудиторской работы!

И что тут сáмое важное? Нет, одним только грамотным проектным менеджментом не обойдёшься. Хотя и проектного менеджмента тут немало, как в планировании стыковок авиарейсов, когда масса факторов должны идеально совпасть: от вовремя приехавшего такси до очереди на паспортном контроле. Но всё же самое важное – отбросить малозначимую для конкретного аудита информацию и сфокусироваться на главном.

Ну, и что тут главное? Не забывайте ещё, что специфика аудиторской работы требует уметь переключаться между абсолютно разными направлениями бизнеса: строительство, ценные бумаги и инвестиции, фармацевтика… да-да, иногда в течение двух недель. И всюду детали, детали, детали. Ошеломляющее разнообразие деталей. Что будем отбрасывать? Разве только копыта!

Иной бы растерялся, но не наш рыцарь правды. Аудиторов спасает то, что они никогда ничего не проверяют сплошным методом. Ни-ког-да. Не забывайте, что их роль во всём этом спектакле – беречь спокойствие акционеров, которые должны знать, что подготовленная менеджментом финансовая информация достоверно отражает финансовое положение компании. Для этого достаточно разумной, а не абсолютной уверенности.

Но как же понять, что именно попадёт в проверку? Об этом ниже, а пока –

 

Выгода два: это не просто тайм-менеджмент, это фокус

Даже солнечные лучи жгут только тогда, когда их сфокусируют, говорил Александр Белл. И хотя он изобрёл не лупу, а телефон, дядька прав: фóкус – вот в чём фокус! Аудит научит вас рациональнее подходить к управлению своим рабочим процессом, повысит его эффективность. Ещё бы: носиться как савраска от одного клиента к другому, на ходу меняя маски.

Отделять важное от второстепенного. Уметь быстро переключаться с одного бизнес-процесса на другой. Смотреть на три шага вперед. Максимум результата при минимуме усилий! Да, я люблю аудит. Он меня организует.

 

Особенность три: всё пляшет от риска, и не только в аудите

Как обещал, возвращаемся к тому, чтó попадёт в проверку. В основу аудиторского плана — что делать, а что отбросить – положена теория риска. Она очень проста, потому что риск у аудитора один: выразить мнение о достоверности отчётности, в то время как она существенно искажена. В этом случае у аудитора может нарисоваться незапланированный отпуск. От трёх до пяти лет.

Этот аудиторский страх риск состоит из двух компонентов.

Первый компонент – это риск искажения отчётности клиентом. Насколько крепка его система корпоративного управления (видите, мы уже кое-что знаем) и его система внутреннего контроля (да, ещё одна), чтобы препятствовать намеренному или случайному искажению финансовой отчётности?

Инвентаризация, пароли в 1С, процедуры найма сотрудников, проверки супервайзером, регулярное повышение квалификации – всё это элементы системы внутреннего контроля. Этих элементов – тьма тьмущая, и какая-то система контроля есть у всех, даже если в компании нет внутренних формализованных регламентов.

Чтобы снизить общий аудиторский риск, огромная (порой до половины) часть нашей работы – это анализ системы внутреннего контроля клиента, чтобы понять, насколько можно на неё положиться. Сколько кредитных досье вы проверите при аудите банка? Их десятки тысяч. Сколько накладных на отгрузку вы проверите в крупной торговой компании? Их сотни тысяч. Если риск искажения низкий – количество проверяемых накладных минимально, риск высокий – количество накладных, соответственно, растёт. Я же говорю: всё пляшет от риска.

Второй компонент аудиторского риска – это риск необнаружения: перспектива неадекватно спланировать проверку и не найти существенное искажение, если оно есть. Чтобы снизить общий аудиторский риск, нужно при планировании найти оптимальный баланс между тестированием системы внутреннего контроля клиента и более существенными процедурами. Искусство достижения этого баланса – вот, что отличает аудитора-джедая от падавана.

О риске необнаружения ниже, а сейчас… как нам понять и оценить риск в каждом конкретном случае? Вы, конечно, не ожидали, но –

 

Выгода три: мы научим вас выявлять риски каждой статьи отчётности

Разные статьи отчётности имеют разный риск – и мы учим его понимать и выявлять. И, вернувшись из класса на рабочее место, вы сможете задуматься над тем, как свести риск к приемлемому уровню.

Возьмём ту же выручку. Очевидно, что риск массажа этой статьи очень высок. Соблазн получить больше бонусов может подтолкнуть «продажное» звено вашей компании записать кусочек отгрузок января в декабрь. Как вы – финдир или главбух – можете это увидеть на уровне отчётности до того, как это обнаружат аудиторы?

Никак. Если маржинальность продаж остаётся плюс-минус на уровне ожиданий, если их объём более-менее соответствует бюджету – эта тайна (как и другие трюки) так и останется тайной отдела продаж. Если не внедрить соответствующие механизмы внутреннего контроля вроде разделения полномочий, когда не всё, что делается в ходе продаж, делается руками отдела продаж. Небольшое изменение огрструктуры – и, глядишь, уверенность в безупречности цифр по выручке восстановлена.

Или другая горячая тема – неправильная капитализация затрат на ремонт. В компании идёт стройка, что совершенно ожидаемо приводит к росту основных средств. Поэтому то, что бухгалтер-стажёр на участке ремонта оборудования капитализирует всё, что ни попадя, не считаясь ни с какими стандартами, легко замылится в общем росте. До тех пор, пока уже рыцарь правды не выложит на ваш стол неопровержимые доказательства существенных искажений основных средств, амортизации и прибыли.

Стыдно? Он не нарочно! Я не знал!

Стыдно. А ведь это можно было бы предотвратить, если бы бюджет на стройку изначально был достаточно детальным. И если бы такой механизм контроля как анализ отклонений в компании не был пустым звуком.

Так что, если вы финансовый директор, вы научитесь смотреть на отчётность под другим углом – как на минное поле. Бывшее, минное поле, я имею в виду. Которое вашими усилиями было расчищено.

В общем, раз уж мы говорим о риске, я рискну предположить, что из всех сокровищ, которые вы унесёте с собой с нашего курса, именно этот пункт будет иметь наибольшее прикладное значение. Своя сфера ответственности в компании есть у каждого, и оценить присущие ей риски, чтобы понять, с какими можно смириться, а какие нужно жечь на корню – это подход не мальчика, но мужа.

 

Особенность четыре: ключи от всех ворот – аудиторские процедуры

Каждый аудитор, который прошёл обряд посвящения (ну, в смысле сдал квалификационный экзамен), получает от старших коллег персональный «докторский чемоданчик», укомплектованный причудливыми инструментами для добывания правды. Мы называем эти инструменты аудиторскими процедурами.

Аудиторских процедур много, потому что каждая дверь требует своего ключа. Например, сравнив прибыль и операционный денежный поток, аудитор видит, что в прошлом месяце прибыль оказалась выше. Это, конечно, ещё не гарантия искажения, но один из признаков «рисованной» выручки. Обычно-то прибыль мéньше операционного потока из-за амортизации, обесценения и прочих неденежных расходов. Такая «проверка на вшивость» – одна из так называемых аналитических аудиторских процедур, которая подскажет, куда копать дальше.

А какие процедуры помогут рыцарю правды убедиться, что материнская компания консолидирует все существенные дочерние компании? Надеюсь, что не научу вас плохому: нередки случаи, когда менеджер компании от своего имени учреждает какое-то юрлицо. Читаем по слогам: учреждает ме-нед-жер, а не сама материнская компания. Де-факто это новообразование – дочка, а де-юре… ищи ветра в поле! И цели этого тайного учреждения могут быть сааааамые разные: от получения займов, которые не хочется консолидировать, чтобы не нарушать ковенанты по кредиту материнской компании, до участия в тендерах и до выполнения особых работ, которые материнская компания по каким-то причинам не хочет афишировать.

Наивно полагать, что найти такие вещи аудитору не по зубам. К нашим услугам сервисы массовой проверки контрагентов по целой гамме критериев. Шерлоку Холмсу нужно только грамотно сформулировать запрос. Не только у нас, но и за рубежом это открытые данные. Платишь 20 долларов – и шерсти, пока шерстится.

Правильный набор аудиторских процедур в правильной пропорции — эта та связка ключей, которая сводит к минимуму упомянутый выше риск необнаружения.

 

Выгода четыре: вау, процедуры! я их с детства обожаю!

Не притворяйтесь, я вижу: не у каждого загораются глаза при упоминании аудиторских процедур. Да, пусть это не самая очевидная плюшка из тех, которые подарит изучение аудита, но у меня всё же есть аргументы в пользу того, чтобы вы отнеслись к ним с должным уважением. Даже если не планируете в будущем открывать своё собственное сыскное бюро.

Прежде всего, те же самые аудиторские процедуры, которые используем мы, используются внутренними аудиторами. Да, внешними аудиторами вы, читатели этих строк, вряд ли уже станете. А вот оказия побывать в роли внутреннего аудитора в крупной компании вам вполне может представиться. Тем более, судя по трендам в законодательстве России, внутренний аудит вообще и Комитеты по аудиту в частности скоро станут для приличных компаний нормой.

Если это не заставило ваше сердце затрепетать, то я прямо не знаю! Может, сработает второй аргумент? Знание аудиторских процедур будет шпаргалкой, когда на вас напустят внешнего аудитора.

Знание того, что ищут рыцари правды, позволит вам лучше ориентироваться в их запросах. Если, например, вашу компанию проверяет кто-то из «большой четверки», то высока вероятность, что к вам придет аудитор-стажёр со стандартной просьбой предоставить «все документы за все периоды».

Не на того напали! Уж вы-то знаете, чтó аудиторам действительно нужно, и на что действительно стóит потратить время, а где в этих запросах лишние «хотелки» неопытного стажёра.

В общем, если вы поймёте, как работает аудитор, то и процесс аудита вашей компании пойдёт эффективнее, и ваша переговорная позиция окажется сильнее. Сбросим маски: вы и аудитор – по разные стороны баррикад. Но говорить с оппонентом на его языке и предвидеть ход его мыслей дорогого стоит. Этому стоит учиться — правда, только в том случае, если вас манит корпоративный Олимп.

Вот и всё, что я хотел сегодня поведать.

Ну, может, ещё два слова. Я не считаю аудит работой. Для меня это призвание, образ мышления, стиль жизни. Я вряд ли смогу сделать так, чтобы аудит стал для вас тем же, чем он стал для меня. Я просто, во-первых, постарался убедить вас в том, что в аудите нет ничего страшного и сложного. А во-вторых – показать, что это ещё и полезно.


ACCA аудит на русскомОчный курс АССА «Аудит и сопутствующие услуги» к экзамену в июне 2021 года (на русском). Весь курс строится на сквозном бизнес-кейсе образцовой компании, изучая который мы разбираем тонкости аудита как процесса. От планирования до аудиторского заключения, от тестирования систем внутреннего контроля до дизайна аудиторских процедур по существую для ключевых процессов: выручки, зарплаты, капитального строительства, заимствований и т.д. — в общем, всё, что нужно для сдачи экзамена.

30.03.2021

3 - комментарии к теме "Зачем мне этот ваш аудит, если я не аудитор?!"

  1. Спасибо за статью. Вопрос: Когда Вы планируете проводить дистанционный курс АССА «Аудит и сопутствующие услуги» для иногородних студентов?

    • Здравствуйте, Евгения, пока перевод в полноценный предзаписанный видео-курс (как ДипИФР, Введение в МСФО) запланирован на 2022 год. Но технически мы иногородних студентов можем подключить по zoom, мы так уже делаем для других тренингов. У преподавателя микрофон-петличка, его хорошо слышно. Презентация и прочее транслируется через zoom, и камера тоже есть.

  2. Браво! Талантище!!! Это же надо так интересно с юмором написать и описать курс по Аудиту!
    Пока дочитала статью — обхохоталась.
    Позвольте иногородним студентам купить Ваш учебник, а?
    Я верила, я знала, что на Инфлексио смогут рассказать человеческим языком про Аудит )))

Оставить сообщение

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *